История и традиции фирмы «Бехштейн»

Ганс фон Бюлов

«Бехштейн для пианистов значит то же, что Страдивари и Амати для скрипачей.»

1850-1869

В эпоху романтизма состав оркестра стремительно разрастается с 30-40 до свыше 100 исполнителей. Поэтому пианистам понадобились инструменты с более мощным звуком. Карл Бехштейн выполняет это требование.

1853

Карл Бехштейн изучает секреты французских и английских фортепианостроителей. Понимая, что современным музыкантам необходимы новые инструменты, он стремится поднять производство роялей на качественно новый уровень. В 1853 году он открывает собственную мануфактуру в Берлине и, разработав оригинальные принципы акустики и механики, воплощает в жизнь мечты музыкантов. Он производит настоящую революцию в фортепианостроении: отныне инструмент позволяет музыканту реализовать всю палитру своего исполнительского мастерства – от исключительно техничной, виртуозной игры до передачи тончайших нюансов. Известные композиторы и исполнители-виртуозы играют на инструментах «Бехштейн».

1857

Ганс фон Бюлов, будущий главный дирижёр Берлинского филармонического оркестра, становится поклонником и покровителем Бехштейна. 22 января 1857 года в Берлине Бюлов впервые исполняет Фортепианную сонату си минор Ференца Листа за роялем, который изготовил Бехштейн.

1860

Ференц Лист сочиняет фортепианную музыку нового времени, а Карл Бехштейн предоставляет необходимый для этого инструмент. 8 октября 1860 года маэстро приобретает свой первый рояль «Бехштейн». В бухгалтерских книгах мануфактуры получатель назван с прусской простотой и безыскусностью: «Капельмейстер Лист в Веймаре». Большим почитателем бехштейновских инструментов станет и Рихард Вагнер.

1862

Бехштейн выигрывает золотую медаль на Лондонской промышленной выставке, затмив могущественных зарубежных конкурентов. Жюри так обосновало своё решение: «Инструменты «Бехштейн» отличаются превосходной свежестью и свободой звука, приятной чувствительностью механизма и клавиатуры и ровным звучанием в различных регистрах; они способны выдерживать даже самое суровое обращение».